• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:07 

Гель, 50г
Хотел написать абстракцию, но впал в обструкцию. Ай-яй-яй.

22:22 

Гель, 50г
Очень любил гречневую кашку. Часто варил ее в маленькой кастрюльке, на медленном огоньке. Но гречневая крупа ведь грязная, ее нужно промывать перед варкой. Насыпал гречку до серединки, нес ее в ванную, открывал теплый кран, и, пока пробегала остывшая в трубах вода, мочился в кастрюльку, наблюдая, как всплывают и кружатся зернышки. После промывал ее несколько раз теплой водой, набирал воды до краев и нес ставить на газ. Сыпал соль, варил, любовно помешивая ложечкой. Милый, слегка эксцентричный, человечек. У всех свои слабости.

07:10 

Гель, 50г
В вашем голубином яйце опухоль размером с мозг!

00:26 

Гель, 50г
Гражданин, приходи в нашу школу искусства Дзен.

ПродиZenфицируйся!

04:57 

Гель, 50г
Однажды пошел он в лес погулять, цветочки пособирать, грибочки всякие. Даже корзинку с собой взял. Ходил себе, гулял, и вдруг вышел на полянку, а там - красным-красно от земляники. Забыл тут же про все, пополз ягодами лакомиться, но тут земля вдруг разошлась под ногами, дохнуло сырым холодом, и провалился он в каменный колодец. Задницу ушиб, корзинку потерял, сверху землей в волосы сыпануло, в общем, стремно как-то все вышло.

Посидел на полу, оклемался, зад потер, и смотрит по сторонам. Вокруг все темно, но в сторонке какая-то штука то ли стоит, то ли висит... на яйцо очень похожая. Размером с автомобиль только. И вроде бы как немного светится оно. Ну, подошел, коснулся ладонью, и тут шипение такое, так пневматика работает, и дверца открывается. А изнутри все белое, чистое, свет яркий льется, и мониторчики горят. Ну и сиденье посерединке. Хрена себе, летающая тарелка! Что делать-то? Забрался в кресло, дверь закрылась, и вроде звук пошел - то ли музыка, то ли гудение, не разберешь, но расслабился сразу, и голос чудится, женский, приятный - мол, добро пожаловать в нашу машину времени, доставим вас куда угодно, в любое место и время. Вы, главное, представьте себе, куда и когда вы хотите, и будет все сделано по высшему сорту.

Ну он что, не будь дурак, взял да и загадал на 10 лет назад, в родной свой город. Тут же раздался мелодичный "дзынь", как в лифте, и дверь открылась. Глядит, за дверью темно. Хрень какая-то - не сработала машинка. Но вылез. Ан нет, место-то другое, хоть и деревья вокруг, но воздух свежий, морем пахнет, и кажется, что бывал здесь раз сто прежде... глядь, парочка стоит, обнимаются. И фигуры до того знакомые, что даже в мозгу засвербило. И тут как молотком по темечку: это ж он сам стоит, 10 лет назад, как раз на том самом месте...

И как закружило голову - кинулся на себя молодого, с налету в ухо залепил, с ног сбил, и со всей дури ногами лупить начал, а сам орет в голос, "ты ж, падла, мне всю жизнь искалечил, ну теперь получай, казел, за все!" Бил его, бил, из сил даже выбился. Глядит, а тот уже и не шевелится, так, хрипит чего-то. Встал тогда вплотную, "аста ла виста" пробормотал, как в кино, и коленом ему на ребра упал, всем своим весом. Хрустнуло что-то, избитый кровью кашлянул, да и затих.

Ну и Вселенная, конечно, тут же схлопнулась в точку, и все умерли. И была пустота, и было слово. Но слово было неприличным. А потому - тссс...

10:31 

Гель, 50г
Ладно, шутки шутками, но вот не понимаю я, хоть убейся, такой вещи. Почему одни рассказики абсолютно легко пишутся за 10-15 минут, буквально как под диктовку, за один проход и с минимальной правкой, а другие, к которым и сюжет есть, и образы подобраны, вымучиваются, вымучиваются, пылятся в черновиках, дохнут по бумажкам, рождаются в муках, а то и вовсе не рождаются?

Раздражает, что папка "черновики" не пуста, циферка глаза мозолит. А дописать не могу. Аррр.

10:36 

Гель, 50г
Тигр посоветовал наркотики принимать, чтобы решить проблему недописанных рассказов. Ну я и укололся героином. Рассказики, конечно, так и не дописались, но теперь циферка в "черновиках" меня не беспокоит. Спасибо, Тигр. Ты настоящий друг.

14:08 

Гель, 50г
- ... мы вас, а вы - нас. Глупо, да?
- Угу :( Слушай, кажется, началось.. Ну пока?..
- Ну пока.
- Люблю
- Целую

Коннект оборвался, и связи меж контитентами не стало. А через секунду не стало и их самих. По обе стороны Океана гигантскими огненными шарами и волнами расцветала Третья Мировая, и это было красиво и страшно. Вот только любоваться последним закатом было уже некому.

04:19 

Гель, 50г
Очень любил солнце. Втайне считал себя язычником, солнцу поклонялся как божеству, беседовал с ним, иногда получал ценные указания. Накануне затмения Солнце сказало ему "смотри на мой светлый лик, и обретешь, что искал". Он вышел во двор и долго, не моргая, глядел на медленно исчезающее светило. Глаза слезились, было больно, но он терпел. Внезапно подкосились ноги, упал, очнулся в больнице, с плотной повязкой на глазах.

Врачи не спасли зрение, он полностью ослеп. До конца жизни медленно шаркал вдоль стен, постукивая тонкой белой тростью, на солнце злился, и никогда не подставлял лицо его теплым лучам, даже по весне - слишком сильна была обида. Впрочем, собаку-поводыря, большую немецкую овчарку Джесси, иногда, когда никого не было рядом, ласково называл "мое Солнышко" и мягко трепал за ухом. Псина тогда жалась к ноге и жмурилась от удовольствия, и перед ее глазами, как взаправду, стоял яркий полумесяц горячего полуденного солнца.

И казалось, что все будет хорошо.

07:56 

Гель, 50г
Поймал солнечного зайчика, сделал из него солнечное жаркое и пообедал. А назавтра в унитаз плюхнулась веселая солнечная говняшка.

Солнышко, свети!

09:25 

Гель, 50г
Однажды к Джафару, знаменитому и богатому заводчику лошадей, пришел человек и предложил ему маленького жеребенка, за мизерную, практически символическую плату: мать жеребенка пала, а выхаживать его не было времени. Джафар, хоть и отнесся скептически к такому предложению, не стал обижать гостя и решил взглянуть на его товар. А посмотрев, остался весьма доволен - жеребенок оказался здоровым, сильным и уже сейчас было видно, что со временем он должен был вырасти в хорошего и ладного жеребца. Джафар заплатил человеку в три раза больше, чем тот просил, и отвел жеребенка в стойло к кормящей кобылице. Та обнюхала детеныша и позволила ему кормиться своим молоком. В память о тройной переплате, новенькому нарекли имя Тройко.

Прошло пять лет. Тройко вырос, и из тонконогого жеребенка превратился в сильного, стройного коня, игривого и быстрого, как ветер. Джафар любил Тройко, и очень гордился этим жеребцом. Но в один день Тройко вдруг будто заболел. Взгляд его стал грустным, нос горячим и сухим, и кроме того, он весь вздрагивал, как будто бы ему было больно. Дело шло к вечеру, и посылать за ветеринаром не было смысла. Джафар решил, что завтра же, с утра, поедет за доктором, а пока что отвел Тройко в теплое стойло, задал ему лучшего овса и угостил сахаром. Конь аккуратно взял сахар с ладони, потерся головой о знакомую руку, и снова вздрогнул - по телу прошла судорога, в глазах показались слезы. Джафар ругнулся сквозь зубы, махнул рукой и, собравшись, выехал в соседний аул, за врачом.

Когда гул мотора стих вдали, ноги Тройко подкосились и он рухнул на бок, тяжело дыша. Ему было больно, слезы катились из глаз, он попытался заржать, но издал лишь полный страдания стон. Он хрипел, изо рта его шла пена. И тут кожа на его животе разошлась, с похрустывающим звуком выпустив из себя кривое, окровавленное лезвие. Конь забил копытами, но было поздно. Клинок быстро двинулся вниз и мгновенно распорол все брюхо, до самого паха. Рана разошлась, выпустив на землю окровавленные петли кишок, и прохладный ночной воздух наполнился горячим, тяжелым паром. Тройко уже не хрипел, лишь подрагивали длинные ноги, да все медленнее билась жилка на шее. В широко раскрытых глазах застыл немой ужас.

Кожа на животе коня вдруг вспухла, приподнялась, и на окровавленное сено яслей из раны, из самого живота, выполз человек. Он был гол, грязен и бородат. В руке его был зажат тот самый, длинный и кривой, нож. Человек быстро откатился в сторону от умирающего коня, и его стошнило. В этот момент живот Тройко снова взбух, опал и выпустил наружу еще одного окровавленного человека. Люди переглянулись и быстро оттащили груду кишок в сторону, чтобы не мешать тем, кто еще оставался внутри. Через час их было уже около пятидесяти.

...

Джафар с доктором приехали под утро, но было поздно. Вся охрана была перебита, многочисленные стада угнаны, постройки сожжены и разграблены, и посреди этого хаоса лежал выпотрошенный труп Тройко. Джафар пал на труп коня и рыдал, пока не умер, а доктор сошел с ума и застрелился. Так зло победило добро. Ну, чисто в целях разнообразия. Не все же добру побеждать, как вы думаете?

06:47 

Гель, 50г
Я случаю без Иры - замечательная описочка по Фрейду. Просто замечательная.

10:51 

Гель, 50г
Группа Чиж и Ко. выступает на концерте. Полный стадион, люди танцуют, подпевают, в общем, хороший такой, добротный концерт. Начинается песня "перекресток", мол, "ты ушла рано утром, когда я еще спал", отыгрывается ее лирическая часть, и дальше начинается быстрое гитарное соло. Вперед выступает гитарист, все внимание зала сконцентрировано на нем, его пальцы бегают по грифу, медиатор стачивается о струны, скорость все нарастает, и на самом проникновенном месте гитарист в порыве чувств выбрасывается со сцены в зрительный зал... но он забыл про витой шнур, соединяющий гитару и усилитель. Шнур пружинит, и гитарист вылетает обратно на сцену. Он не понимает, что произошло, он весь в порыве страсти, он бросается в зрительный зал еще раз, но шнур снова вытягивает его обратно на сцену, и соло продолжает звучать, вынимая душу и нервы. Гитарист раз за разом прыгает в зал и вылетает обратно, он что-то кричит, он плачет, он рыдает. У него больше нет сил, он падает на колени, дотягивает соло до победного конца и засыпает прямо на сцене, засунув большой палец в рот. Песня заканчивается, падает занавес.

... когда кидает любовь, остается блютус.

19:35 

Гель, 50г
Мысли толстыми, ленивыми мухами витали в воздухе, изредка налипая на френдленты, которые медленно и неотвратимо утаскивали их вглубь и вдаль. Больше их никто и никогда не видел.

23:28 

Гель, 50г
Ольга Рождественская, "Хризантемы".

Не понял, зачем тут были жопы, но даже они не смогли испортить песню.

06:50 

Гель, 50г
В три часа ночи он получил условный сигнал, встал, надел штаны, ботинки и свитер, тихонько звякнул ключами и вышел из квартиры. В комнате мерно гудел включенный компьютер, весело светился зеленым цветочек аськи на мониторе, рядом с клавиатурой подсыхал надкушенный бутерброд и легкий пар все еще подымался над большой чашкой красного чая. Из колонок, как всегда, доносился Бах, и лампа под потолком горела, как каждую ночь до того. А он встал, оделся и вышел в темноту улиц. И никогда уже не вернулся. Никогда.

12:57 

Гель, 50г
В детстве, еще до школы, его положили в больницу и удалили аденоиды. С тех пор он иногда просыпался по ночам, слепо смотрел в потолок и подолгу не мог уснуть, мучимый всегда одним и тем же вопросом: "Как они там, совсем одни, без меня?.."

Ответа не было.

20:36 

Гель, 50г
Учил людей Иисус, "возлюби ближнего своего, как самого себя". Вот люди и научились - тех, кто поближе, тех любят, как могут. А кто чуть подальше... да с хуя ли их любить? Таким премудростям не обучены, звиняйте.

14:59 

Гель, 50г
Ищешь, бывает, видео любимой группы на ютубе, а находишь совсем не то, чего искал, а что-то еще более крутое.
Надеюсь, кого-нибудь стошнит. Это будет моей маленькой победой. Аххаха.

Man vs. Nature

15:19 

Гель, 50г
Интересно, почему, стоит только завести новый дневник, как тут же приходит какое-нибудь девочко, и говорит что-нибудь навроде "с дневничком тя", или что-нибудь в таком же тупом духе? Охотятся они за новыми дневниками, что ли? Бандитизм какой-то.

главная